Речь Стива Джобса в Стэнфорде

Опубликовано Опубликовано в рубрике Колонка редактора

Речь Стива Джобса перед выпускниками Стэнфорда в 2005 году

Для меня большая честь быть здесь сегодня, в самом начале вашего пути, на вручении дипломов одного из лучших университетов мира. Сам я никогда не заканчивал университет. И сказать по правде, ближе, чем сегодня, я ещё не был к окончанию университета. Сегодня я хотел бы рассказать вам три истории из моей жизни. Ничего особенного. Всего три истории.

Первая история о Звеньях одной Цепи.

Я бросил Reed College после первых 6 месяцев обучения, но продолжал свободно ходить на занятия ещё полтора года, а потом все же бросил окончательно. Почему я это сделал?

Всё началось до моего рождения. Моя биологическая мать была молодой незамужней аспиранткой. Она решила отдать меня на усыновление. Для неё было очень важно, чтобы меня усыновили люди с высшим образованием. Всё было устроено так, чтобы после рождения меня сразу усыновила семья одного адвоката. Но как только я родился, они вдруг передумали и решили, что хотели бы девочку. Моим будущим родителям, следующим на очереди для усыновления, позвонили среди ночи и, сообщив, что появился внеочередной мальчик, спросили, возьмут ли они меня. Они ответили, что, конечно, возьмут. Моя биологическая мать чуть позже узнала, что моя будущая мать не закончила университет и что мой будущий отец не закончил даже среднюю школу. Тогда она отказалась подписывать бумаги на усыновление. И согласилась через несколько месяцев, только после того, как мои родители пообещали, что обязательно отдадут меня учиться в университет.

Через 17 лет так и случилось. Я выбрал университет, обучение в котором по стоимости почти не уступало Стэнфорду, и все сбережения моих небогатых родителей ушли на его оплату.
За шесть месяцев обучения я так и не увидел во всём этом смысла. Я не знал, что хотел бы делать в жизни, и у меня не было ни малейшего представления о том, как университет мог помочь мне в этом разобраться, пока я тратил деньги моих родителей, которые они копили всю жизнь. Потом я всё же решил бросить университет, но верил в то, что каким-то образом всё образуется. Тогда мне было страшно, но сейчас, оборачиваясь назад, я понимаю, что это было одним из лучших решений, которые я принимал в жизни. Как только я был отчислен, я уже мог прекратить ходить на обязательные занятия, которые меня не привлекали, и начал свободно посещать только те курсы, которые казались мне интересными.

Не всё, конечно, было так романтично: у меня уже не было места в общежитии, и я спал на полу в комнате друзей. Приходилось сдавать бутылки от кока-колы по 5 центов за штуку, чтобы купить поесть, а вечером по воскресеньям я ходил 7 миль через весь город пешком, чтобы раз в неделю поесть нормально в храме у кришнаитов. Еда там была замечательная!
Многое из того, что я тогда открыл для себя, следуя любознательности и интуиции, впоследствии оказалось бесценным опытом. Давайте я приведу один пример.

Reed College преподавал тогда, наверное, лучший в стране курс по каллиграфии. Любой плакат в студенческом городке, каждая этикетка, наклейка на ящичке была красиво прописана от руки. Так как я бросил колледж, я мог себе позволить не ходить на обычные занятия и решил посещать занятия по каллиграфии, чтобы понять процесс. Там я открыл для себе различные виды шрифтов с засечками и без, узнал о различном расстоянии между буквами в разных буквосочетаниях и о том, что делает отличную типографику отличной. Это был чудесный опыт. В нём была красота, история, тонкость – всё то, что наука не способна уловить. Меня это завораживало.

Тогда мне казалось, что ничего из этого не имело никакой перспективы и практического применения в моей жизни. Но десять лет спустя, когда мы разрабатывали первый Macintosh, эти знания по каллиграфии вдруг понадобились. И мы всё это внесли в Mac. Это был первый компьютер с красивой типографикой. И если бы я не начал посещать тогда тот курс, у компьютера Mac никогда бы не было нескольких типографических гарнитур и не было бы пропорциональных шрифтов. А так как Windows просто скопировал Mac, то, вероятно, и ни один персональный компьютер в мире их бы не имел.

То есть если бы я не бросил университет и не попал на курс каллиграфии, то и персональные компьютеры не имели бы таких замечательных типографических функций, как сейчас. Конечно, тогда, студентом, смотря вперёд, я не мог связать эти два явления. Но десять лет спустя, оглядываясь назад, эта связь была очевидна.

Увидеть звенья одной цепи трудно, глядя вперёд. Вы можете их связать воедино, только оглядываясь назад. Надо верить, что эти звенья в будущем каким-то образом сомкнутся. Надо верить в Бога, в Судьбу, в Карму, доверять Интуиции, в общем, верить во что-то. Этот подход никогда меня не подводил и сыграл большую роль в моей жизни.

Моя вторая история о Любви и Потерях.

Мне повезло: я нашёл то, что люблю делать, на раннем этапе моей жизни. Мы с Возом (Стивен Возняк, инженер, создатель персонального компьютера) начали собирать компьютеры Apple в гараже моих родителей. Тогда мне было всего 20. Мы упорно работали, и 10 лет спустя наш тандем превратился в компанию Apple с двухмиллиардным оборотом и штатом из 4 тыс. человек. Буквально за год до того, как мне исполнилось 30, мы выпустили наше лучшее творение – компьютер Macintosh.

Затем меня уволили. Как можно быть уволенным из компании, которую ты сам основал? Дело в том, что компания Apple развивалась, и мы приняли на работу человека, который, мне казалось, был достаточно талантлив, чтобы управлять компанией вместе со мной. Первый год так и было. Далее наши представления о будущем компании стали расходиться, и в итоге у нас случился полный разрыв. Когда это произошло, Совет директоров компании поддержал того человека, а не меня. Так в 30 лет меня уволили из собственной компании и сделали это с большой публичной оглаской. То, что было смыслом всей моей жизни, вдруг испарилось. Это было ужасно.

Честно говоря, в течение нескольких месяцев я не знал, что мне делать. Мой провал был публичным. Одно время мне даже хотелось бежать из Кремниевой Долины. Но постепенно пришло осознание того, что я люблю то, что делаю, и всё, что произошло в Apple, никак не изменило моё отношение к самому делу. Меня выгнали, но я всё ещё любил своё дело и решил начать всё с начала.

Тогда я этого не понимал, но, получается, что увольнение из Apple было лучшее, что могло со мной произойти.

Груз успешности снова сменился лёгкостью новичка. Это был самый творческий период в моей жизни. В последующие пять лет я основал компанию NeXT, ещё одну, под названием Pixar, и полюбил изумительную женщину, которая позже стала моей женой. В Pixar мы создали первый в мире полнометражный компьютерный анимационный фильм «История Игрушек». Сейчас Pixar – лучшая анимационная студия в мире. В результате удивительного развития событий впоследствии Apple купил NeXT, и я снова вернулся в Apple. Та технология, которую мы разработали в NeXT, сейчас лежит в основе возрождения Apple. А у нас с Лорин теперь замечательная семья.

Я почти уверен, что ничего этого бы не произошло, если бы меня не уволили тогда из Apple. Это была горькая пилюля, но, похоже, пациенту необходимо было её принять.

Жизнь иногда будет бить вас по голове. Но я убеждён, что единственное, что не позволило мне опустить руки, – это любовь к тому, чем я занимался. И вам тоже необходимо найти то, чем вы действительно любите заниматься. Это касается не только работы, но и поисков вашей второй половины. Работа займёт значительную часть вашей жизни, и единственный способ получать от неё максимум удовольствия – выполнять эту работу на «отлично». А выполнять отлично можно только ту работу, которую на самом деле любишь. Если вы такую ещё не нашли, продолжайте искать. Не останавливайтесь. И как и в случае со второй половиной, вы поймёте, когда найдёте, что искали. В настоящих отношениях в паре всё становится только крепче с годами. Так что продолжайте искать. Не успокаивайтесь.

Третья моя история о Смерти.

В 17 лет я прочёл следующее высказывание: “Живи каждый день, как последний в жизни”. Высказывание произвело на меня настолько сильное впечатление, что с тех пор на протяжении 33 лет каждое утро, когда я смотрю в зеркало, я спрашиваю себя: “Если бы это был последний день в твоей жизни, делал бы ты то, что планируешь сделать сегодня?”. И если ответ на этот вопрос – “Нет”, значит, нужно что-то менять.

Мысль о близкой смерти – самый лучший приём, который помогал мне принимать важные решения в жизни. Почти всё внешнее: ожидания, гордыня, боязнь стыда, страх поражения – всё это меркнет перед лицом смерти, и остаётся только то, что действительно важно.
Мысль о смерти – лучший известный мне способ избежать заблуждения, что тебе есть что терять. Когда есть что терять, мы часто не следуем велению своего сердца.

Около года назад мне поставили диагноз – рак. Анализ показал опухоль в поджелудочной железе. Тогда я даже не знал, где находится поджелудочная железа. Доктор был практически уверен, что это был неизлечимый тип рака и что я проживу не дольше 3-6 месяцев. Он посоветовал мне пойти домой и привести дела в порядок, что на языке медиков означает подготовиться к смерти. То есть мне надо было попытаться за несколько месяцев сказать своим детям всё то, что я планировал сказать им в течение следующих десятилетий. И надо было всё уладить, чтобы в семье как можно менее болезненно восприняли мою смерть. Надо было успеть со всеми попрощаться.

Я прожил с этим диагнозом целый день. Позже вечером мне сделали биопсию. Я был под наркозом, но моя супруга была рядом и видела, как у доктора начали катиться слезы, когда он посмотрел клетки под микроскопом и определил, что у меня был редкий вид рака поджелудочной железы, который лечится операцией. Мне сделали операцию, и сейчас, к счастью, всё в порядке.

Я ещё никогда не был так близко к смерти, как в тот день. И надеюсь, что ещё не скоро буду. Но пройдя через это, я могу вам совершенно точно сказать, что никто не хочет умирать. Даже те, кто собирается попасть в рай, не хотят умирать. И тем не менее Смерть – это конечный пункт, к которому мы все движемся. Ещё никому не удалось его избежать. И так и должно быть, потому что Смерть – это единственное и, скорее всего, лучшее изобретение Жизни. Это агент Жизни, отвечающий за изменения. Он избавляет от Старого, чтобы дать место Новому. Сейчас вы и есть то Новое. Но однажды, и это случится раньше, чем вы думаете, вы тоже станете Старым, и вам тоже нужно будет освободить место Новому.

Ваше время ограничено. Не теряйте его, проживая чужую жизнь. Не попадайтесь в ловушку ограничений, живя мнениями других людей. Не позволяйте голосу других заглушать ваш собственный внутренний голос. И самое главное – дерзайте, будьте смелыми, идите до конца и следуйте велению своего сердца и интуиции. Только они знают, чего вы хотите на самом деле. Всё остальное – вторично.

Во время моей молодости издавали отличный каталог, который назывался “Каталог всего на свете” (The Whole Earth Catalog). Это была библия нашего поколения. Его издавал один парень – Стюарт Брэнд, как раз недалеко отсюда, в Менло Парк. Это было в конце 60-х, до появления персональных компьютеров и компьютерной вёрстки. То есть всё делалось на печатной машинке, с помощью ножниц и полароида. Тот каталог был идеалистическим, в нём было полно интересных штук и идей.

Стюарт и его команда издали несколько выпусков «Каталога», затем подошло время заключительного номера. Это было уже в середине 70-х. Я как раз был вашего возраста.

На оборотной стороне обложки была фотография утренней просёлочной дороги, такой, по которой обычно ездят автостопом, отправляясь на поиски приключений. А внизу была надпись: “Будь Жаждущим. Будь Безумным”. Это было их напутствующим словом по окончании издания. Будь Жаждущим. Будь Безумным. Я всегда себе этого желал. И сейчас, когда вы, получив дипломы, начинаете Новую жизнь, я желаю вам именно этого:

Будьте Жаждущими.
Будьте Безумными.

steve jobs шapple

(Перевод: L.A. Luna и Сергей Фёдоров)